как различать плавающие и тонущие воблеры
 
.
 
Корзина
0 товаров
На сумму 0.00 руб
Интернет-магазин

Эволюция подходов к анализу науки

Карл Поппер — австрийский и британский философ и социолог. Одна из центральных идей философии науки, по Попперу, состоит в нахождении критерия демаркации между наукой и ненаукой, в качестве которого он предложил принцип фальсифицируемости как принципиальной опровержимости любой научной теории. Научные теории всегда имеют свой предмет и свои границы, а поэтому должны быть принципиально фальсифицируемы. Наука изучает реальный мир и стремится получить истинное описание мира. Путь к такому знанию лежит выдвижение гипотез, построение теорий, нахождение их опровержений, движения к новым теориям. Прогресс науки состоит в последовательности сменяющих друг друга теорий путём их опровержения и выдвижения новых проблем. Ни в коем случае. Вот что пишет по этому поводу известный американский математик и гидродинамик Г. Эти парадоксы были предметом многих острот. Как мы видим, гидродинамика не только существует, но даже способна шутить. Что побудило Поппера положить. В году он закончил обучение в Венском университете и поступил на должность преподавателя физики и математики в Венский педагогический институт. В-третьиххорошая теория должна выдерживать некоторые новые и строгие проверки. Теорией научного знания и его роста является эпистемология, которая в процессе своего формирования становится теорией решения проблем, конструирования, критического обсуждения, оценки и критической проверки конкурирующих гипотез и теорий. Свою модель роста научного познания Поппер изображает схемой: Р1 - ТТ - ЕЕ - Р2, где Р1 - некоторая исходная проблема, ТТ - предположительная пробная теория, то есть теория, с помощью которой она решается, ЕЕ - процесс устранения ошибок в теории путем критики и экспериментальных проверок, Р2 - новая, более глубокая проблема, для решения которой необходимо построить новую, более глубокую и более информативную теорию. Поппер выдвинул идею фальсифицируемости научной теории, призванной заменить процедуры верификации при определении критерия демаркации. При синхронном возбуждении волокон сердечной мышцы Транспортировка раненого в укрытие: Тактика действий в секторе обстрела, когда раненый не подает признаков жизни Одна из проблем, существенно определивших развитие философии науки в начале нашего века, получила название проблемы демаркации этот термин был введен Карлом Поппером. Речь идет об определении границ между наукой и ненаукой. Сам Поппер характеризует свои интересы в этой области следующим образом: Главную роль там играют скромность и сдержанность. Никакие преимущества одной из сторон нельзя рассматривать как абсолютно решающие. Не существует никакой гарантии триумфа той или иной программы. По сути, они звучат так: Иными словами, в концепции Лакатоса из-за деятельности ученого уже явно выступает некий глобальный надличностный процесс. Как то на паре, один преподаватель сказал, когда лекция заканчивалась - это был конец пары: Основные идеи этого течения:.

Проблема демаркации — понятие из философской концепции К. Поппера, где эта проблема рассматривается как одна из основных задач философии, заключающаяся в отделении научного знания от ненаучного. Один из самых смелых шагов был сделан ею во время первой мировой войны: С высоты открылись такие следы прошлого, наблюдать которые не могли и мечтать самые прозорливые наземные исследователи. Известный английский археолог и востоковед Лео Дойель пишет: Здесь опять подчёркивается революционизирущая роль новых методов: У нас нет возможности увеличивать количество примеров, но очевидно, что речь должна идти не только о методах наблюдения или эксперимента, но обо всем арсенале методических средств. Не меньшее значение, например, могут иметь методы обработки и систематизации эмпирических данных — вспомним хотя бы роль картографии для наук о Земле или роль статистических методов в социальных исследованиях. Огромное революционизирующее значение имеет и развитие чисто теоретических методов — например, перевод естествознания на язык математического анализа. Здесь надо вспомнить не только труды Ньютона, но и кропотливую работу Эйлера, Лагранжа, Гамильтона и др. Без этой двухвековой подготовки невозможна была бы и эйнштейновская научная революция. Вообще проникновение математических методов в новые области науки всегда приводит к их революционной перестройке, к изменению стандартов работы, характера проблем и самого стиля мышления. Куном глобальной картине узловыми точками являются новые теоретические концепции, то в такой же степени можно организовать весь материал истории науки, включая и естествознание, и науки об обществе, вокруг принципиальных скачков в развитии методов. Качественная перестройка методического арсенала — это своеобразная координатная сетка, не менее удобная, чем перечень куновских парадигм. Перейдём теперь к фактам другого типа. Обычно, характеризуя ту или иную науку, мы прежде всего интересуемся тем, что именно она изучает. Выделение границ изучаемой области или, иными словами, задание объекта исследования — это, как мы уже отмечали, достаточно существенный наукообразующий параметр. Не удивительно, что возникновение новых дисциплин очень часто связано как раз с обнаружением каких-то ранее неизвестных сфер или аспектов действительности. Не вызывает сомнений, что это тоже своеобразные научные революции, которые мы и будем называть открытием новых миров.

Перед исследователем в силу тех или иных обстоятельств открывается новая область непознанного, мир новых объектов и явлений, у которых нет ещё даже имени.

  • Магазин рыболов на улице введенского
  • Ловля сома на квок ростов на дону
  • Базы отдыха ленинский район крым
  • Сертификат на рыбалку в уфе
  • Далее в ход идёт весь арсенал уже имеющихся средств, методов, теоретических представлений, исследовательских программ. Новой является сама область познания. Простейший пример — Великие Географические открытия, когда перед изумлёнными путешественниками представали новые земли, акватории, ландшафты, неведомые культуры. Нельзя недооценивать роль этих открытий в истории европейской науки. Но не менее, а, может быть, и более значимо появление в сфере научного изучения таких объектов, как мир микроорганизмов и вирусов, мир атомов и молекул, мир электромагнитных явлений, мир элементарных частиц. Список такого рода можно расширить и сделать более детальным.

    Критерии научности и проблема демаркации: верификация и фальсификация (К. Поппер, Р. Карнап).

    Открытие явления гравитации, открытие других галактик, открытие мира кристаллов, открытие радиоактивности. Все это принципиальные шаги в расширении наших представлений о мире, которые сопровождались и соответствующими изменениями в дисциплинарной организации науки. И в такой же степени, как новые методы, новые миры тоже образуют своеобразную координатную сетку, позволяющую упорядочить и организовать огромный материал истории науки. Понимание того, что в поле зрения появились не отдельные интересные явления, а именно новый мир, занимает иногда целые годы. Кун отмечал, что научные революции растянуты во времени. Колумб, например, пытаясь указать, где побывали его корабли, наносил новые земли на карту Азии. Заслуга осознания и доказательства того, что открыт целый новый континент, принадлежит уже не ему, а последующим мореплавателям. И отнюдь не пытаясь преуменьшить величие Колумба, мы должны все же признать, что он, увы, никакой Америки не открыл, хотя и положил начало процессу этого открытия. Другой пример — появление в науке такого нового мира, как вирусы. Ивановский обнаруживает удивительное явление: Метод фильтрования совершенно традиционен; исследователя отличает только исключительная тщательность в работе.

    Карл Поппер и проблема демаркации

    Позднее в г. Осознание того, что вирусы — это новый мир, дающий основания для выделения особого свода знаний — вирусологии, пришло ещё позднее в связи с трудами Ф. Иными словами, лишь через несколько десятилетий научного труда выяснилось, что перед нами целое семейство неклеточных форм жизни, насчитывающее сегодня в общей сложности около видов. Открытие новых миров — это вовсе не прерогатива естественных наук, аналогичный вклад сюда вносят и науки об обществе. На это, к сожалению, обращают обычно гораздо меньшее внимание, хотя революционизирующее общекультурное значение таких открытий не вызывает сомнений. Был обнаружен, в частности, фундаментальный факт: Нужна, вероятно, целая книга, чтобы проследить увлекательные перипетии дальнейшего развития этой мысли. Огромное общекультурное значение имела расшифровка Шампольоном египетской письменности. Сравнение удачно схватывает изоморфизм познавательных ситуаций: Революционным шагом вперёд было и открытие Льюисом Морганом доисторического прошлого человечества. Современному человеку уже трудно оценить степень революционности этих открытий, трудно понять их кардинальное воздействие на все мировосприятие учёных прошлого века. Не случайно некоторые события из истории палеоантропологии сейчас воспринимаются как курьёзные. Случай этот как весьма поучительный приводит в своей книге известный американский палеоантрополог Д. Найденный в г. Находку начали энергично изучать немецкие анатомы. Он заявил, что все странные особенности неандертальца связаны не с его примитивностью, а с патологическими деформациями скелета, возникшими в результате перенесённого в детстве рахита, старческого артрита и нескольких хороших ударов по голове.

    концепция демаркации к. поппера

    Оставался ещё вопрос о древности находки. Учёные пришли к единодушному мнению, что неандерталец, возможно, ходил по земле во времена Наполеона. В основе данного курьёза лежало, конечно, отсутствие надёжного метода датировки ископаемых остатков. Но поучительно и то, с каким трудом человеческое сознание осваивает само представление о глубине прошлого, в которое ему предстоит проникнуть. В целях дальнейшего изложения удобно разделить все новации на два класса: Первые возникают как результат целенаправленных акций, вторые — только побочным образом. Первые, согласно Куну, происходят в рамках парадигмы, вторые — ведут к её изменению. Предложенное деление можно значительно уточнить, если противопоставить друг другу незнание и неведение. Будем называть незнанием то, что может быть выражено в виде вопроса или эквивалентного утверждения типа: Мы можем не знать химического состава какого-либо вещества, расстояния между какими-либо городами, даты рождения или смерти политического деятеля далёкого прошлого, причины каких-либо явлений. Во всех этих случаях можно поставить и вполне конкретный вопрос или сформулировать задачу выяснения того, чего мы не знаем. Нас в данном контексте интересуют не границы эрудиции отдельного человека, а границы познания, заданные определённым уровнем развития науки и культуры. На этом уровне мы способны сформулировать некоторое множество вопросов, задач, проблем, что и образует сферу незнания. Все, что в принципе не может быть выражено подобным образом, для нас просто не существует как нечто определённое. Образно выражаясь, неведение — это то, что определено для Бога, но не для. Демокрит, например, не знал точных размеров своих атомов, но мог в принципе поставить соответствующий вопрос. Однако он не ведал о спине электрона или о принципе Паули. Легко показать, что незнание имеет иерархическую структуру. Например, вы можете попросить своего сослуживца перечислить его знакомых, их пол, возраст, место рождения, род занятий и т. Это зафиксирует первый уровень вашего незнания, ибо перечисленные вопросы могут быть заданы без каких-либо дополнительных предположений, кроме того, что все люди имеют пол, возраст и прочие указанные выше характеристики. Но среди знакомых вашего сослуживца вполне может оказаться боксёр, писатель, лётчик-испытатель. Поэтому возможны вопросы более специального характера, предполагающие введение некоторых дополнительных гипотез. Например, вопрос можно поставить так: Очевидно, что действуя аналогичным образом применительно к науке, мы получим достаточно развёрнутую программу, нацеленную на получение и фиксацию нового знания, выявим некоторую перспективу развития данной науки в той её части, которая зависит от уже накопленных знаний.

    Иными словами, незнание — это область нашего целеполагания, область планирования нашей познавательной деятельности. Но перейдём к неведению. Как уже отмечалось, в отличие от незнания оно не может быть зафиксировано в форме конкретных утверждений типа: Мы получаем поэтому тавтологию: Тавтология такого типа — это и есть признак неведения. Означает ли сказанное, что мы не можем поставить задачу поиска новых, ещё неизвестных явлений, новых минералов, новых видов животных и растений?

    концепция демаркации к. поппера

    Такая задача или, точнее, желание, конечно же, существует, но следует обратить внимание на следующее. Ставя вопрос, фиксирующий незнание, мы хорошо представляем, что именно нам надо искать, что исследовать, и это позволяет, в принципе, найти соответствующий метод, т. В случае поиска неизвестного такого особого метода вообще быть не может, ибо нет никаких оснований для его спецификации. Иными словами, невозможен целенаправленный поиск неизвестных или, точнее, неведомых явлений. Мы должны просто продолжать делать то, что делали до сих пор, ибо неведение открывается только побочным образом.

    концепция демаркации к. поппера

    Так, например, можно поставить задачу поиска таких видов животных или растений, которые не предусмотрены существующей систематикой. Но что должен делать биолог для их поиска? То, что он делал до сих пор, т. Поэтому задачи или вопросы, направленные на фиксацию неведения, мы будем называть праздными в отличие от деловых вопросов или задач, фиксирующих незнание. Праздные задачи не детерминируют никакой научной программы, не задают никакой конкретной исследовательской деятельности. Противопоставление незнания и неведения в конкретных ситуациях истории науки требует достаточно детального анализа. После открытия Австралии вполне правомерно было поставить вопрос о животных, которые её населяют, об образе их жизни, способах размножения и т. Это составляло сферу незнания. Но невозможно было поставить вопрос о том, в течение какого времени кенгуру носит в сумке своего детёныша, ибо никто ещё не знал о существовании сумчатых. Это было в сфере неведения. Казалось бы, оба случая идентичны: Но это только на первый взгляд. Никакие данные биологии не давали оснований для предположения о существовании сумчатых животных. А планета Нептун была теоретически предсказана Леверье на основании возмущений Урана. Обнаружение этих последних — это тоже не из сферы неведения, ибо существовали теоретические расчёты движения планет, и вопрос об их эмпирической проверке был вполне деловым вопросом. Мы можем выяснить род занятий нашего знакомого, можем обнаружить, что он лётчик. Это из сферы ликвидации незнания. Галле не открыл, а обнаружил планету Нептун. Но наука открыла сумчатых животных, открыла явление электризации трением, открыла радиоактивность и многое другое. Более того, все научные теории являются заведомо ошибочными, т. Это положение получило название принцип фаллибилизма от англ. Развитие же науки представляет собой смену одних ложных теорий другими, также ложными, но ближе стоящими к истине. Из принципа фаллибилизма следует принцип реализмат. За данными опыта, ощущениями должна стоять объективная реальность, которой и обязана в идеале соответствовать теория. Только в этом случае можно говорить о ложности истинности, так как ощущения сами по себе не могут быть ложными, либо истинными. Поппер в отличие от логических позитиви стов верит в существование мира и признаёт, что человеческое познание стремится к истинному описанию этого мира. Вместе с тем он признаёт, что реальность ускользает от познания. Истина существует, но она недостижима. Именно так Поппер понимает основной принцип развития науки. Осмысление роста знания рассматривается им как развивающаяся изменяющаяся система.

    Рост знания — это не накопление данных наблюдений, а процесс устранения ошибок, т. Наука, согласно Попперу, не развивается в строгом смысле слова, теории сменяют друг друга, но между ними нет строгой преемственности. И философия науки не может ни описать науку, ни задать правил проведения исследования [15]. Развивая позиции Куна в историческом анализе науки, Фейерабенд приходит к выводу, что государство только вносило религию или другие догматы в науку, тем самым мешая её развитию. Также как Кун, он уделяет внимание роли метафизики при развитии науки и приходит к выводу, что наука столь же догматична и необоснованна, как религия или философия. Фейерабенд приводит философию науки от чёткого разграничения знаний, теорий и фактов к полной неопределённости, отсутствию объективности и предлагает не вмешиваться в развитие науки. Иногда возникают попытки показать, что введение сверхъестественных сущностей в науку допустимо, но большинством научного и философского сообщества они отвергаются. Левинанапечатанный в том же выпуске [20]. И последовавший ответ Шахова. Материал из Википедии — свободной энциклопедии.

     


     
    Магазин "Рыболов -Спортсмен"

    2010 avonkat.ru - Рыболовные товары, спортивные товары, туристическое снаряжение, литература и видео.